Dragon Age: Libertas

Объявление

Добро пожаловать

Мы рады приветствовать вас на форуме Dragon Age: Libertas. Игра разделена на несколько блоков и имеет две основные сюжетные линии. Линия с Инквизицией - в 9:42 году века Дракона, и линия с Эванурисами - в 9:44 году века Дракона. Подробней об этом вы можете прочитать в этой теме.

Разыскиваются: Герой Ферелдена, Дориан Павус, Кассандра Пентагаст, Зевран Аранай, Морриган, Железный Бык, Коул, Себастьян Ваэль, антиванские вороны, эльфы и другие герои.







Рейтинг форумов Forum-top.ru

Ходят слухи, что...

Королева Анора бесплодна, да и сам Король, будучи Серым Стражем, не может иметь детей, вот только вся дворянская знать уже больше десяти лет выжидает, когда появится наследник. Между тем, отдельные правящие эрлы, не желающие видеть на престоле Анору, хотят возвести на него младшую дочь Кусландов.

На волнах либерты

Проект в спячке. Всем спасибо.

Подслушано в таверне...

    Вестник доброй воли в Антиве? Это звучало так же глупо, наивно и маловероятно, как и сказки андрастианских проповедников на рыночной площади.

    — Bran Jorgenson «How to Get Away with Murder»

    "Опять про столб? Интересно, это из разряда общности слуги и господина, или просто рост мой обоих подспудно нервирует?"

    — Dirthamen «Ready Or Not»

    - Почему ты всё ещё здесь? - Довольно двусмысленный вопрос, однако Риарио было интересно как именно ответит на него Эмма. Продолжит ли тот играть роль ничего не ведающего раба прибывшего из Орлея, или же объявит об истинной сути своего пребывания, что было маловероятным. Как был бы прост и прекрасен этот мир, если бы...

    — Sandro Riariо «Ready Or Not»

    "Да что же, собственно не так?" - спрашивал сам себя король и не находил ответа. Ему даже стало казаться, что его королева ведет себя весьма странно. Не обговорила с ним такое важное решение, ушла от ответа, а за ужином была мила и приветлива. Слишком мила и приветлива.
    "Что же там происходит в ее голове, архидемон подери!"

    — Alistair Theirin «Как спасти королеву не потеряв корону»

    - Так угодил не в бровь, а точно в глаз, – широко улыбнулся мужчина. – Ученый наш муж, исследователь, позволю напомнить тебе о многозначности и игре слов, коли разговор зашел. Сиротой ты можешь зваться, а можешь – безродным, за отсутствием оного в числе сей час живущих – это есть печальная истина. «Печально-то как, что не канул вслед за остальными», – желчно подумалось.

    — Falon'Din «Welcome to the snake's lair»

    Живые так любят ставить клейма, судить, будучи небеспристрастным судьей. Окунуть некого с головой в грязь да сказать, что так и было. И растение взросло само собой в пустоте. Без корня и вдруг ядовитым.

    — Falon'Din «Welcome to the snake's lair»

    Помнится, как-то рассказывал дядя, первым подарком на день рождения, который сделала ему мать, был небольшой серебряный кинжал, перекупленный кунариский кинжал со вставками из драконьей кости. Довольно специфичное подношение, но, как заявила тогда Деми: "Манеры делают человека. Манеры убийцы начинаются с его клинка".

    — Velasco Vivaldi «One for the Money»

    - Пф, - блондинка слабо кривит губы, обнажая по-эльфийски острые клыки, - меня не убили Когти всем скопом, а этих желторотиков я сама вскармливала. Дело не в верности. Дело в том, что я знаю слабое место каждого. На крайний случай я притворюсь дружелюбным призраком - и убью увидевшего к его одержимой прабабке.

    — Demetria Vivaldi «One for the Money»

    С хлебом-солью не встречали конечно в буквальном смысле, но визита ждали и поприветствовали весьма сносно. От чего-нибудь съестного Гаррет не оказался бы с порога, но пока свои желания оставил при себе, сказав разве что Варрику еще на улице. До обеда время еще дойдет, сходу просить еды было невежливо - матушка бы не одобрила.

    — Garrett Hawke «Make a Move»

    «Какая трусость! Прятаться за спиной мужчины (хорошо, одним из самых привлекательнейших и одарённых мужчин) и хрупкой магички (Эльфийки! Этого неловкого ушастого недоразумения!)», - Робин тряхнула головой, и, в какие-то мгновения собравшись с силами, поравнялась с попутчиками, - «Не позорь фамилию, деточка. Встречай со смелостью… »

    — Robin Cousland «Mothercreepy»

    После того, как не стало родителей и пропал без вести брат, Роби умоляла Андрасте вернуть ей семью; однако с каждым днём лишь убеждалась в том, что Создатель с Его Невестой внемлют лишь избранным, в число которых наследница «благороднейшего рода», увы, не входила. Бремя обратилось обидой, так что со временем молитвы окончательно изжили себя, оставив в душе юной аристократки лишь веру в себя и лук да стрелы за спиной...

    — Robin Cousland «Mothercreepy»

    Она попробовала вспомнить, когда и как она засыпала… Не смогла. Она ждала этого – чересчур затянувшаяся после пробуждения растерянность уже дала понять ей, что что-то не так, – но брови ее все же сдвинулись в недовольстве и непонимании. Она не помнила даже кто она и как ее зовут: тысячи жизней, что пронеслись мимо нее, не давали выловить из череды имен, лиц и событий ничего о себе.

    — Ghilan'nain «Mothercreepy»

    Я не понимала мысль Джустинии о возрождении Инквизиции - и так слишком много всего изменилось сразу, создавать новую силу, не примирив прежних союзников и подопечных... Но чтобы защитить наш единственный шанс закрыть Брешь, чтобы привлечь силы, которые в этом помогут - нам придётся создать эту новую силу, неподчиненную Церкви, пусть и не враждебную ей.

    — Cassandra Pentaghast «First Chapter»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Libertas » Борьба за плюшки » День Всех Душ: Конкурс страшных историй


День Всех Душ: Конкурс страшных историй

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Если вы хотите стать звездой Дня Всех Душ или просто до икоты напугать соигроков и администрацию, смело принимайте участие в нашем конкурсе, который продлится до 1 ноября.
Формат историй - произвольный. Форма, размер и жанр - на ваше усмотрение.
История должна касаться мира Тедаса и его реалий. Постятся страшилки в этой теме.
Вдохновения!

0

2

Тревоги дня не облегчает ночь

Увы! Я никогда ещё не слышал
И не читал — в истории ли, в сказке ль, -
Чтоб гладким был путь истинной любви

Жанр: хоррор, эротический триллер
Рейтинг: NC-столько_не_живут
Предупреждение: пытки, сомнительное согласие, разврат, трэш, угар и содомия

Алистер проснулся от грохота, прокатившегося по безлюдным улицам. Тяжелые капли барабанили по крыше, а безумный ветер раскачивал покосившиеся от времени деревья, заставляя острые тени кружить в бешенном танце. 
Леди Аноры рядом не было. Она предпочитала проводить ночи в своих покоях, куда Его Величеству вход был строго воспрещен. Компанию Алистеру составляли лишь серые моли, расплодившиеся в замке, и преданный мабари, не менее напуганный, чем его хозяин.
Черное небо осветила ослепительная вспышка, и следом за ней пришел гром. По ночам эта бездушная крепость из мертвого камня оживала – сквозняки завывали в коридорах, задувая призрачное пламя свечей, старые лестницы стонали и скрипели, словно неупокоенные души, а деревянные ставни бились об окна так яростно, что доблестный правитель Ферелдена вынужден был искать спасения под одеялом.
Внезапно Алистер вспомнил, как много лет назад он точно так же не мог заснуть, вслушиваясь в грохот грозы. То была последняя ночь перед боем за Денерим, да и весь Фереледен, по правде говоря. Но ни Мор, ни порождения тьмы, ни ужасы войны не пугали его так сильно, как ритуал Морриган.
- Ты должен сделать это, друг мой, - сказал ему Сурана и положил свою маленькую, но удивительно тяжелую руку на плечо. В его словах было столько горечи, а в глазах –  понимания, что маленький внутренний Серый Страж в Алистере сжался.
- А нельзя сделать это с кем-нибудь другим? – робко поинтересовался он, чувствуя, как груз ответственности, возложенный на него Героем Ферелдена, прижимает его к земле. – Например, с Лелианой?
О Лелиане Алистер знал только то, что она умеет играть на орлесианских гуслях и иногда слышит голоса. Но ни голос̀а, ни гусли не вызывали таких подозрений, как темные искусства ведьмы из Диких Земель.
- Нет, Алистер, нельзя, - мрачно ответил Сурана.
В комнате повисла неловкая тишина, нарушаемая лишь раскатами грома за окном.
- Возможно… Винн? – раньше от одной мысли о подобном будущий король Ферелдена готов был провалиться под землю, но отчаянные времена требовали отчаянных мер. Он уже готов был назвать Шейлу, а затем Зеврана, Стэна и даже Огрена, когда Сурана снова подступил к нему. В комнате сгустилась тьма, и только глаза Аллароса горели в ней желтыми огнями. По спине Алистера пробежали мурашки, и он судорожно сглотнул подступившую слюну.
- Но она называет меня отродьем вурдалака, - в тот момент он не узнал свой голос.
- Ты… должен сделать это, друг мой, - угрожающе повторил Сурана, строго глядя на него снизу вверх.
И тут внутри у Алистера что-то оборвалось. Это была мужская гордость.
К такому его ни жизнь, ни старый Дункан не готовили. Тогда он впервые задумался о том, что самым страшным испытанием на пути Серого Стража может оказаться вовсе не встреча с Архидемоном и всеми Морами вместе взятыми, а ночь страсти с исчадием ада. Охваченный тяжелыми думами, он зашел в свою спальню и тут же отскочил назад, словно ловкий разбойник, уходящий от подлого удара.
На постели возлегала Морриган. Несмотря на наброшенное на прелести ведьмы одеяло, от внимательного  взора Алистера не смогли скрыться ее плавные округлости.
- Ты дверь закрыть забыл, отродье вурдалака, - с мягкой ненавистью в голосе произнесла она, устраиваясь на чужой подушке поудобней. – Следи за тем, куда ты пялишься.
Морриган перевернулась на бок, и одеяло упало на постель, обнажая пышную грудь. Соски у нее были цвета отчаяния.
- Мне надо принять ванну. Я на минуточку, - выдавил из себя Алистер, в отчаянии открывая дверцу шкафа.
- В ногах нет силы, в голове – ума. В постель иди, успеешь принять ванну позже. Конечно, если умудришься до утра дожить, - отозвалась Морриган с хищной улыбкой.
Алистер чувствовал себя загнанным зверем, попавшим в капкан безжалостного охотника.
Оставив шкаф в покое и вдохнув поглубже, он на ватных ногах приблизился к ложу любви и тяжело вздохнул.
- Наденешь это. И вопросы при себе оставь, - таинственно произнесла ведьма, передавая ему мешок с заботливо вырезанными отверстиями для глаз и рта. Судя по расположению дыр, глаза у Алистера должны были находиться по бокам, как у карася, но он посчитал, это добрым знаком – не видеть Морриган в разгар ритуала.
Забравшись под одеяло, он крепко зажмурился и начал думать о Ферелдене.
- А сейчас, - зловеще прошептала ведьма, наклоняясь к его уху. – Мы приступим. И я приму свою истинную форму…
Что было дальше, Алистер попытался забыть.

http://s7.uploads.ru/KONzh.jpg

+5

3

Жанр: эксперементальный хоррор
Рейтинг: NC-для детского сада
Весёлая прогулка

Фенрис проснулся в своём просторном доме и открыл окно, впустив яркий жёлтый свет в комнату. За окном было на удивление тихо, лишь на горизонте виднелась знакомая щуплая фигура.
Андерс?
Фигура приближалась, и вот в окно уже была видна  белобрысая голова и меховой воротник. На лице мага играла та самая очаровательная улыбочка, что покорила сердца многих мужчин и женщин.
- Привет, Фенрис. Не хочешь составить компанию своему старому другу на утреннем променаде?
- Мы не друзья, - на удивление спокойно ответил ему эльф и слегка наклонил голову, - и никогда ими не будем, Андерс.
Маг, на удивление, не стал ничего возражать, а повернулся и пошёл куда-то по своим делам, насвистывая очень простую мелодию.
Эльф же просто хмыкнул и  закрыл окно. Сегодня предстоял насыщенный день, ни секунды которого он не хотел тратить на этого назойливого мага. Предстояло сделать то, что Фенрис ненавидел больше всего – сходить на рынок за едой.  Фенрис, как известно, имел весьма специфическую внешность и репутацию, потому предпочитал, чтобы на него обращали как можно меньше внимания.  Именно вследствие всего вышеперечисленного, поход на рынок для эльфа был чем-то невероятно мучительным.
Все эти взгляды… Брр.
Но выбора не было и потому, натянув балахон, бывший раб вышел на улицу и отправился в сторону близлежащего рынка.
Он бродил, вдыхал хорошо знакомые ароматы мяса, хлеба, фруктов, рыбы и овощей.  Наконец, решив, что именно ему хочется, Фенрис подошёл к прилавку и глубже надвинул капюшон.
- Три яблока, пожалуйста, - не глядя на продавца, Фенрис протянул ему монеты.
Солнце светило, как никогда ярко  и жарко из-за чего эльф всё же откинул капюшон и посмотрел на продавца. Мужчина, показавшийся удивительно знакомым, казалось,  даже и не собирался брать деньги  и отдавать товар.
Он смотрел на Фенриса, улыбаясь знакомой улыбкой.
- Ты подумал о моём предложении, касательно утреннего променада?
За прилавком стоял Андерс. Или кто-то похожий на него, как две капли воды.
На удивление, Фенрис ничего не сказал, приняв появление Андерса в столь неожиданном месте в качестве какой-то дурацкой шутки. Эльф произнёс что-то нечленораздельное и забрал деньги, двинувшись к следующему прилавку.
- Три яблока…
- Я, правда, бы очень хотел с тобой прогуляться, - произносит знакомый голос и Фенрис чувствует, как солнце блестит в золотых волосах.
- Андерс, это плохая шутка.
- Нет, - отвечает ему знакомый голос, звучащий из-за спины, - это очень забавная шутка.
По спине Фенриса пробежали мурашки, а лириумные татуировки вспыхнули синим, он обернулся и вновь увидел Андерса.
Хотя, нет.
Не Андерса.
Его двойников.
Десятки его двойников, которые улыбались ему той самой покоряющей сердца улыбкой. Все как один светловолосы и немного небриты.
- Ты всё-таки будешь нашим другом, Фенрис? – произнёс хор голосов Андерса, - подружись с нами. Ведь иначе никак. Ведь иначе тебе не выжить, тебе не справиться. Ты можешь убить нас десятки раз, но мы всё равно не исчезнем… Мы это… Всё.
Толпа двинулась на него, будто собиралась задавить. Что-то сковало движения Фенриса – он не мог пошевелить и пальцем, но зато чувствовал, как Андерсы давят его, как дробят каждую косточку и растирают подошвами каждый кусочек мяса…
***
Фенрис проснулся в темноте и тишине, где единственными звуками были только капающая вода и какое-то неясное движение. Кажется, он в тюрьме, а судя по странному шевелению и мокрому блеску – он заточён рядом с каким-то странным существом неизвестной природы.  Оно снова шевельнулось, и эльф понял, что создание больше всего похоже на какого-то огромного наземного кальмара.
Осознав это, эльф почувствовал только облегчение.
«Как хорошо, что это не Андерс», - подумал бывший раб и вновь провалился в сон.

+5

4

Сон в ночь Дня Всех Душ
или
видят ли гномы, на самом деле, сны?

Жанр: эксперементальный хоррор
Рейтинг: PG-13

Древний храм на скале освещен луной
Сотни лет он стоит скован тишиной
Там огонь священный жертву ждет.
Ветер бьет по лицу крыльями дождя
Крик летит в пустоту, слышу эхо
Это я.
Стиснув зубы я иду вперед.
Вверх магнитом тянет
Жертвенное пламя храма.
Стану морем света
Или горстью пепла там я.

(с) Ария

Лежа на своем ложе в «Висельнике», гном, изредка посматривая в заоконье, от нечего делать принялся  размышлять над тем, что ему известно про древних тевинтерских богов-драконов и что вообще ему известно о Тевинтере. Воображение быстро нарисовало высокие, гордые стены замков и острые, пикообразные шпили башен, а потом... Драконов, изваянных в камне и руины Империума, точнее говоря почти полностью сохранившийся храм. Сознание, мягко покачиваясь на волнах полудремы, величаво-неспешно, как парусник под легким пассатом отправлялось в путь. Отвлеченно глядя уже почти ничего не видящим взглядом в вышину клочка, доступного ему для взгляда, ночного неба раскрывшего свой полог над Киркволлом, Варрик грезил наяву. Перед мысленным взглядом автора доброй сотни рассказов, историй и баек, как наяву, вставали гордые, белоснежные стены башен, и в темноту ночи, словно росчерки когтей и крыл драконов вонзались их острые пики. Полусон-полугреза захватили  Варрика настолько, что он в какой то момент увидел себя на узорчатых мостовых столицы Тевинтера.
Ночь. Осенняя, холодная и звездная, если бы не тяжелые, полные ледяного дождя тучи. Порывы ветра рвут подол простого, без вышивок плаща, треплют концы собранных в конский хвост густых и жестких как конская грива волос. Ночь. Время любви. Любви ли? Яркие, словно пара маленьких лун, глаза пронизывающе глядящие в самую суть не засыпающего гнома, чем-то неуловимо так похожие на его собственные, только зрачки у них - щелевидные. Его мысли которыми Он щедро делился с  "собеседником"-гномом в какой-то момент времени стали действительно мыслями самого гнома.
-«Дураки те, кто говорят, что все дело мол, в Великой Музыке. Нет. НЕТ и еще раз НЕТ! Все дело в ВЕЛИКОЙ ТИШИНЕ И МОЛЧАНИИ. Они само по себе уже МУЗЫКА.
Нет, не та музыка, что создана для творчества моих собратьев-крылатых гигантов, или, еще чище, - музыка для увеселения отожравшихся и упившихся до положения свиней, Смертных и твоих собратьев-гномов. Цени. Ты- Избран внимать моей речи. Музыка Великой Тишины - музыка мыслей и ощущений. Музыка, позволяющая обнажить чувства, выщелушивающая все поверхностное и наносное.»
А душа корчится от боли и обессиленного восторга, а губы, его собственные, в пароксизме то-ли боли, то-ли отчаяния, то-ли надежды беззвучно выдыхают.
-Да. Я согласен служить тебе Могучий. Сознание принимает чужой, гулкий как ТИШИНА голос. Тот укоряюще  и почти любовно, с ноткой неизъяснимой горечи вопрошает.
- Опять Слова. Зачем?- вызывая тем самым почти неощутимое раздражение на собственные торопливость и не наблюдательность. И когда слова уже сказаны, ощущение недосказанности заставляет поднять тяжелую, словно налитую свинцом, голову, и уже не отвести глаз от кристально-прозрачных, глубоких как воды Осени, серебряно-зеленых омутов, наизнанку выворачивающих суть. Душа трепещет словно бабочка, пришпиленная острой булавкой, наполняя ощущением бескрылого полета и с ума сводящей скорости. Да, с ним я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО познаю ВЛАСТЬ. Да, он - именно ТОТ! Тот, за кем я пойду невзирая ни на что, и вопреки даже так называемому ЗДРАВОМУ СМЫСЛУ.
А голос тягуче-напевно, касается завороженного сознания, словно крыло бабочки-готового распуститься цветка.
-Пусть глухие и слепые глупцы сотрясают своим нестройным пением  Предел Грани Миров, Но ВЕЛИКАЯ ТИШИНА И МОЛЧАНИЕ все равно, невзирая на все их потуги, СИЛЬНЕЕ? Нет, ЗНАЧИТЕЛЬНЕЕ И ГЛУБЖЕ. Они ВЛАСТЬ. ВЛАСТЬ в самом незамутненно-чистом виде.
-Твое, подобное легчайшему наитию, осознание,  равно как и глубинное, максимально полное осознавание ПРАВДЫ и ИСТИНЫ говорит автору Песни о Защитнике об этом в полную силу. ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВОЛЯ И СЛОВО ДУМАТА!
Легкий, почти беззвучный шаг назад и вбок, шелест плаща, когда гном не из страха, из уважения преклоняет колено, а карие глаза, словно приклеенные, не отрываясь ни на миг, сопровождают гибкую, по ящеричьи изящную, поджаро-мускулистую и ладную крылатую фигуру Владыки Тишины. Чувство полета над бездной не столько нарастает, сколько делается острее и пронзительно-глубже. Что-ж, Полет это тоже можно назвать Падением. И я давно пал. ПАЛ возжелав не столько ЗНАНИЯ сколько СИЛЫ И МОГУЩЕСТВА скрытых в ЧИСТОМ ЗНАНИИ ВЕЛИКОЙ ТИШИНЫ.
А в голове гулко и пронзительно-нежно грохочет чужой, бесконечно далекий и чуждый разум.
-ХОТЕТЬ, СМЕТЬ,(и) ЗНАТЬ и МОЛЧАТЬ - Вот ЗАКОН ТВОРЦА данный нам как единственная подсказка.
Корчащееся сознание, невзирая на сон, готово померкнуть от силы этого голоса, который сейчас подобен гласу самой Судьбы.
Подсказка к чему? Этот глас едок как кислота, нежен как  отравленная вода в пустыне Андерфелса.
К безудержному самолюбованию в роли всемогущих и слепо-глухо-немых кукол, не смеющих иметь своего мнения, или же оно нечто большее? Быть может... Он баюкает как колыбельная но при этом, при всем желании, уснуть и провалиться в ничто у Варрика не выходит.
-Да. Да! Подсказка к тому... К тому, чтобы быть истинными Учителями тех, кто придет в Этот Мир. Нашими приемными детьми!
Да, мы все ХОТЕЛИ чтобы этот Мир обрел свое воплощение.
Да! Мы СМЕЛИ думать не как все.
Да, мы СМЕЛИ пытаться быть не как все.
ДА! Мы СМЕЛИ ЗНАТЬ то, что от остальных было скрыто их собственной зашоренностью и слепым, бездумным повиновением, и что остается скрытым по сю пору..
ДА. Мы СМЕЛИ ЗНАТЬ открытое нам,  что ЗНАНИЕ есть СИЛА и пользоваться им.
Дракон, словно красуясь, полураскрыв крылья приподнял длинную и гибкую шею беззвучно разевая пасть полную кинжальной остроты золотящихся в лунном сиянии клыков
И собственные гордость ли, очарование этими отравленными мгновениями внимают пронзительно-бесплотному, с легкими шипящими нотками гласу чуждого сознания, чуждой, почти всепоглощающей воли.
А голос шептал мириадами, опадающих как листья, звезд.
-Да, я, как и прочие собратья по  мыслям и многие из наших учеников, из народа Империи ЗНАЕМ одну из граней Истины, ставшую нам доступной для четкого и ясного понимания, осознания и осознавания.

-Но мы вынуждены МОЛЧАТЬ сами скрывая ИСТИНУ от тех, кто еще не дорос до НЕЕ.
-Нас вынуждают МОЛЧАТЬ те, для кого мы стали врагами, поскольку свет и простота ИСТИНЫ не видны самоослепляющим себя. Несправедливо? Возможно, но Истина никогда не явится на озаренный сотнями свечей банкет в ее честь. Она пошлет на него свою веселую подружку Ложь. Та, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО любит рядиться в пышную мишуру карнавальных блесток иллюзий, хотя и не обладает ИСТИННОЙ ВЛАСТЬЮ.

Не знаю, любовь ли это, НО, ИСТИННАЯ ВЛАСТЬ пьянит и возбуждает, словно молодое вино. Ощущение собственной силы и почти всемогущества горячит кровь и воображение. Распластавшийся на своем ложе гном хрипло и тяжело дышит, почти без сил теребя цепочку с кольцом, запутавшимся в его рыжеватой поросли. А дракон изгибая гибкую шею тянет свою  узкую и хищную морду с парой золотисто-зеленых лун-глаз к самому лицу гнома, и шепот его мыслей завораживает того, словно пресловутого птенца, пляска лунных бликов на блескучей змеиной чешуе.

-Пускай, не понимающие Истины считают отдельные рулады спетые ИМИ во славу мою чтобы глубже и резче подчеркнуть ТИШИНУ, за попытку создать свою МЕЛОДИЮ, ВОПРЕКИ МОЕЙ ВОЛЕ. ВОЛЕ ДУМАТА, старшего из детей Творца. Это не правда, не вся Правда. Да и что можно в таком разе назвать ПРАВДОЙ если ВЕЛИКАЯ ТИШИНА и есть ОНА?! Потуги собратьев на стройное Пение? Это НЕПРАВДА. ОШШИБКА!
И вот, Варрик уже замечает, как его ближайшая соседка, невесть откуда то выбравшаяся эльфийка - отодвигается от него, с обидным недоумением передавая едва слышное но весьма обидное требование, чтобы тот исправил неверно взятую ноту. Глупо, наивно и смешно. Есть только порыв ветра под крылом, есть только аромат разнотравья и резкая прель весенней земли, бьющая в нос. Есть только ВЕЛИКАЯ ТИШИНА и ВОПЛОЩЕННАЯ ВЛАСТЬ!
И не чувствуя себя, не осознавая происходящего, гном выдыхает в черноту ночи сдавленным, почти безумным голосом.
-ДА! Я... Я люблю Тебя!  Люблю до дрожи, до онемения и краски стыда на лице. Я и… Любовь две вещи несовместные?
А ему в ответ отзывается ярый, полный глубинного огня рокот глубин.
-НЕВЕРНО! НЕВЕРНО!  Но гном не унимается, он продолжает беззвучно шептать, поскольку чувство оставленности, пронзившее его, столь совершенно в своей абсолютности, что кроме него ничего больше не существует.
-Ибо...  Ибо я люблю ВЛАСТЬ. Люблю ВЛАСТЬ ради... Ради нее самой и только.
- И только? Последнюю фразу Варрик пробормотал вслух и от своего же собственного голоса  окончательно очнулся от сонного дурмана.
Несколько минут гном глядя невидящими глазами в розовеющее небо пытался унять судорожно отстукивающее, бешеную мелодию риллы, сердце и тихо матерился поминая в весьма изысканных фразеологических оборотах бабушку первого гнома согрешившую с тевинтерским... Сами-Догадываетесь-Кем, который любил ее на неварранский манер с антиванскими частушками.

Отредактировано Varric Tethras (30.10.2015 04:22:34)

+2

5

Всем огромное спасибо за участие!

Подводим итоги: Голосование. Конкурс страшных историй

0


Вы здесь » Dragon Age: Libertas » Борьба за плюшки » День Всех Душ: Конкурс страшных историй


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC